Armija

nguzundej


Сюреслэн дурыз вань, нош пумыз ӧвӧл


ДН русский марш 2013
Armija
nguzundej
Оказывается, в Донецке "Русские марши" проводились еще до войны - среди их участников видны некоторые участникии т.н. движения ДНР.

http://novosti.dn.ua/article/4661-v-donecke-na-russkom-marshe-s-nacystskoy-symvolykoy-trebovaly-zakryt-posolstvo-ssha

Как Макеевку защитили от таксиста
Armija
nguzundej
Оригинал взят у frankensstein в Как Макеевку защитили от таксиста
В Макеевке сегодня убили таксиста. Скрины из группы "Типичная Макеевка".

Обычный такой нормальный диалог в соцсетях:

- Эй, ребята, а что за труп валяется там на дороге?
- Да таксиста убили.
- А кто убил?
- Да наш защитник Новороссии.

Кто мог пару лет назад такое представить? Но ничего, многим нравится и такая жизнь. Вон Грэм Филлипс снимает веселые ролики про то, как все хорошо. Люди возвращаются. Благодать.




Luna Amară
Armija
nguzundej

Северодонецкий съезд, 2004, репетиция
Armija
nguzundej

Ещё о Колпашевском яре
Armija
nguzundej
http://www.pravmir.ru/vasiliy-hanevich-kolpashevskiy-yar-simvol-nashego-zabveniya/

Колпашевский яр
Armija
nguzundej
Сергей Пархоменко


Ну что же, пять тысяч человек ответили на мой импровизированный опрос в предыдущем посте.

Я спрашивал, говорит ли моим читателям что-нибудь географическое название КОЛПАШЕВО, ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ. Или наименование конкретного места – КОЛПАШЕВСКИЙ ЯР.

Коллеги в Мемориале уверяют меня, что история Колпашева известна широко, многократно описана, рассеяна по всему интернету. И в 90-е годы была даже издана небольшая книжка на эту тему.

Однако из 5 000 ответивших у меня в фейсбуке только человек 30-40, наверное, сказали, что да, слышали, знают, с чем связано это имя. Причем, большинство этих людей живут (или раньше жили) в Томске и его окрестностях, так что слышали от родных, от соседей… Остальные ответили: нет, не знаю, не слышал, не в курсе.

Так что можно теперь все-таки рассказать эту историю.

Городок Колпашево (по последней переписи чуть больше 20 000 человек) стоит на высоком берегу Оби. Река там делает поворот, и каждый год «съедает» несколько метров высокого песчаного обрыва, подбираясь все ближе к крайним домам по улицам Ленина и Дзержинского. К этому все в городе испокон веку привыкли.

В 1979 году – аккурат под Первомай, 30 апреля – в воду сползли очередные два метра песчаного откоса. И из вертикальной стенки показались руки, ноги, головы захороненных там людей. Обнажился многометровый могильник, в котором люди были уложены плотным штабелем, слоями. В верхнем слое тела полностью истлели, а в нижних – очень хорошо сохранились, мумифицировались в чистом песке. Говорят, что можно было легко разглядеть одежду, а в ряде случаев даже различить лица, вполне узнаваемые. Там были мужчины и женщины разных возрастов, были и дети. Все в штатском.

Несколько черепов верхнего слоя вывалились из откоса, их подобрали мальчишки, надели на палки, стали бегать по городу, пугать прохожих. Вскоре весь город был в курсе, что случилось. К откосу стали собираться люди, кому-то даже показалось, что он узнает чье-то пальто, видит чье-то лицо… Оцепили милицией и дружинниками. Потом очень быстро – буквально за несколько часов, построили вокруг осыпавшегося склона глухой забор.

Назавтра по городу устроили партсобрания на разных предприятиях и в красных уголках. Партийные агитаторы стали разъяснять населению, что им велели в райкоме: это захоронение предателей и дезертиров времен войны. Как-то получилось неубедительно: а почему в штатском? Почему женщины и дети? И вообще – откуда столько дезертиров в городе с 20-тысячным населением?

Тем временем осыпалось еще немного песка и стало понятно, что могильник – огромный. Тысячи людей.

В городе помнили, что на этом месте в конце 30-х стояла тюрьма. В общем, было известно, что там и расстреливают. Но никто не мог себе представить – сколько. Забор и колючую проволоку давно снесли, саму тюрьму давно закрыли, даже сруб перенесли в другое место, подальше от осыпающегося берега, там много лет было общежитие техникума.

На самом деле (в городе про это мало кто знал), в Колпашевской тюрьме был устроен полноценный конвейер смерти: построили специальный дощатый желоб, по которому человек сам спускался к краю рва, там его убивал из винтовки стрелок, сидевший в специальной будке, при необходимости добивали вторым выстрелом из пистолета, укладывали в очередной слой, валетом с предыдущим трупом, и слегка присыпали известкой. И так пока яма не заполнится. Тогда ее заваливали песком, а желоб переносили на несколько метров в сторону.

Так вот, берег продолжал осыпаться, и несколько трупов упали в воду поплыли по реке вдоль всего города. Люди с берега наблюдали.

В Томске было принято решение избавиться от могильника, трупы убрать. Решение принимал лично тогдашний Первый секретарь обкома Егор Кузьмич Лигачев. Советовался с Москвой, непосредственно с председателем КГБ Андроповым. Колпашевским властям приказано было могильник уничтожить, трупы перезахоронить в другом месте.

Но оказалось, что сделать это не просто: подогнать технику слишком близко к осыпающемуся песчаному обрыву было невозможно. Опасались за сохранность грузовиков, экскаваторов. А на то, чтоб копать вручную, времени не было: начальство подгоняло.

К тому моменту масштаб гигантского могильника был уже ясен. На берег отбуксировали буровую установку (еще раз, медленно: буровую установку), которая пробурила несколько скважин, чтобы определить контуры захоронения.

Тогда из Томска пришло новое распоряжение содержавшее интересное, остроумное инженерное решение. По Оби подогнали вплотную к песчаному обрыву два мощных буксира, привязали их тросами к берегу, кормой к откосу, и включили двигатели на полную мощность. Струя от винтов стала размывать берег, трупы посыпались в воду, большая часть их тут же разрубалась теми же винтами на куски. Экипаж буксиров был обычный, штатский. Никто его специально ради такого случая не подбирал, не заменял.

Жители Колпашева с интересом наблюдали за операцией. Никто не протестовал.

Дальше оказалось, что некоторые трупы все-таки уплывают вниз по течению, не попав под винты. Мумифицированные тела хорошо держались на воде, не тонули. Тогда попрек реки был поставлен кордон из моторных лодок, в которых сидели люди с баграми: их задачей было отлавливать трупы в воде. Эти люди были дружинниками, их навербовали из местных мужиков – рабочих, служащих, трудовой интеллигенции. К лодкам подогнали баржу, нагруженную металлоломом с завода неподалеку. К выловленным трупам надо было привязывать проволокой ненужные железки и тут же топить их в глубокой части фарватера. Эта работа продолжалась несколько дней.

Жители Колпашева продолжали наблюдать за буксирами, молотившими винтами по воде. К буксирам регулярно подвозили солярку: в общей сложности на каждый ушло по 60 тонн. Никто особенно не удивлялся и не возмущался.

Последняя команда – тоже из местных дружинников - работала еще ниже по течению: люди на моторках объезжали берега и собирали те трупы, которые все-таки упустили верхние лодочники с металлоломом. Их иногда закапывали (без опознавательных знаков) на берегу, но чаще топили в реке, разрубив веслами на куски или привязав камни для тяжести. Этот сбор продолжался чуть ли не до конца лета.

Город прожил это лето, в общем, спокойно. Как всегда.

Вот, собственно, и весь рассказ.

Если кто-то не понял, скажу прямо, что мне в этих событиях кажется примечательным. Это история не про сталинские репрессии, не про большой террор, не про НКВД, не про государственную машину уничтожения.

Это история про советского человека. Про наших сограждан, земляков, братьев и сестер. Про сибирский характер. Про моральный кодекс строителя коммунизма.

Про крупнейшую геополитическую катастрофу двадцатого века. Про великую и прекрасную страну, которую мы потеряли, и о которой если кто не сожалеет, - так у того нет сердца.

И последнее.

Егор Кузьмич Лигачев в 1983 году, через 4 года после Колпашева, уехал в Москву на повышение: по предложению Ю.В.Андропова был назначен заведующим отделом ЦК КПСС. Егор Кузьмич жив, до 2010 года был активен, пытался участвовать в жизни родной партии. Большой поклонник стихов Гумилева.

Сам Юрий Владимирович Андропов в 1982 году, через 3 года после Колпашева, стал Генеральным секретарем ЦК КПСС. Задумывал реформы, но так и не осуществил их. Писал стихи, говорят, любил джаз и американские фильмы. Умер, окруженный верными соратниками и любящими домочадцами.

На берегу Оби, прямо напротив улицы Ленина в центре Колпашева, до сих пор сохранилась длинная треугольная промоина в песчаном откосе. Река ее почему-то не размывает.

https://www.facebook.com/serguei.parkhomenko/posts/10207802727615593


Важнейшее свидетельство эпохи
Armija
nguzundej


http://vlada.io/v-predchuvstvii-dnr-kak-12-let-nazad-donetsk-vstrechal-viktora-yushhenko/

"Од веле", мокшанская газета
Armija
nguzundej





Штатол, хранимый "Ойме"
Armija
nguzundej

18 сентября эрзянско-мокшанская группа «Ойме», авангардист в мире финно-угорского фолка и world music, проводили концерт-презентацию своего мультимедийного проекта «Штатол» в Москве.

«Штатол» - это коллекция фольклорных материалов, собранных по крупицам «Ойме» в ходе их экспедиций по мордовской ойкумене. Материалы экспедиций они намерены периодически презентовать публике в виде разных продуктов: фотовыставок, видео, мультипликации, к каждому событию делая уникальную творческую программу с обязательным концертом.

Штатол – уникальный проект, лучшее продолжение дела Йовлань Оло, которым он занимался 20 лет назад.

Эту серию экспедиций и усилия «Ойме» по сбору фольклора эрзи и мокши, по объединению исполнителей традиционной песни вокруг себя можно сравнить с тем собиранием фольклора эрзи и мокши и возрождением традиций, которым 25 лет назад занимался Йовлань Оло, благодаря вере и усилиям которого мы и имеем в том числе «Ойме» сегодня. Не будь В. Ромашкина, не будь «Торамы», не было бы ни «Ойме», ни «Мерема», не было бы того поколения эрзянской молодёжи, которая выросла на плодах деятельности Ромашкина. В каком-то смысле этим своим начинанием «Ойме» отдают долг памяти Ромашкину лично и его делу и берут ответственность за дальнейшее поддержание огня свечи – штатола – в свои руки, как бы невероятно рискованно и сложно это ни было в нынешние времена в текущих обстоятельствах.

«Ойме» строять уникальную сеть и делают это целиком и полностью своими силами, по своей инициативе и на своём энтузиазме. «Ойме» собирают уникальные, незафиксированные образцы эрзя и мокша фольклора, собирают местные обычаи, совсем уходящие в небытие (из повседневной жизни эрзи и мокши), создают прецедент творческого диалога с локальными фольклорными коллективами из сел и деревень Мордовии и соседних регионов компактного расселения эрзи и мокши.

http://uralistica.com/profiles/blogs/shtatol-ojme


ekty ekty apie
Armija
nguzundej

?

Log in

No account? Create an account